Переборка Генератора

Сегодня - вторая часть дневника. Мы стоим в маленькой бухте на острове Гогланд уже второй день. Светит солнце, дует ветер. Ставим паруса, собираем камни на балласт. Всё крепим, привязываем, пришиваем. Природа здесь красивая, дикая. Гранитные камни, скалистый остров, заросший соснами.
Приходили пограничники, проверяли документы, цокали от восхищения кораблем (в смысле, языками).
Если бы было лето – здесь можно здорово отдыхать. Есть местные жители, коровы, пограничники и собаки. Да! – еще маяки, метеорологическая станция и колючая проволока. Что она огораживает – непонятно, потому что обойти её можно в нескольких местах. Всё очень похоже на фильм «Холодное лето 1953 года». Вчера все испугались и обрадовались, когда Мишин шёпотом объявил, что Берию посадили.
Я занимаюсь очень, очень интеллигентной работой – строю гальюн, по- нашему сортир. В промежутках говорю Юре в камеру всякие слова, выясняю отношения с Максимом, держу парус и ем. Кормят здесь хорошо. Иза со Светой (это жена Травкина и одновременно врач) очень стараются. Вчера приходила местная собака и очень была довольна, порывшись в нашем ящике для отходов. Морда у неё после этого, правда, была белая. То ли в вате, то ли в масляной краске. Краски у нас много, но вся почему-то белая. А не белая – только акварель у наиболее талантливых из нас. Вчера Володя Коваленко красили ею сосновую доску под мореный дуб и красное дерево. Очень похоже получилось.
* * *
Сейчас объявляют аврал. Кажется, мы собираемся уходить в Финляндию. То ли в Котку, то ли в Хельсинки. Это будет зависеть от погоды. Пойду чего-нибудь погружу.
24 октября. 16.30. Там же.
Вовик, здравствуй!
Кажется, мы собираемся выходить с острова Гогланд, из бухты Цветущих (или диких?) роз.
Что будет завтра – я не знаю. В. Коваленко предлагал плыть назад в Питер с рыбацким сейнером, который тоже забрёл сюда отстояться во время шторма. И говорил он об этом очень убедительно. Путешествие явно затягивается. Морскую болезнь ( вернее, качку) я переношу плохо. Корабль, очевидно, к серьёзному плаванию не готов. Бедный Дехтяр захлебывается от работы.
Но с другой стороны – если уезжать сейчас, то всё обессмысливается. Корабля как произведения нет. Полтора месяца угроблено, а мы всё ещё нигде, в российских водах. Немцов остается. Не хочу его бросать – я же его во всё это дело втянул. Хельсинки или Амстердам – не самоцель. Но это хоть какой-то этап. Да и одна штормовая ночь – ещё не ночь.
Решено, иду дальше, по крайней мере - до Хельсинки.

Ремонт Генератора

Крышка Генератора

Сборка Генератора